wallpaper

20December
2014

Урал, 1970 год.
 
В деревне этой (куда мы иногда бегали в самоволку из военной части) три семьи Хлеба пекли. По пятницам.
 
Дух свежевыпеченного хлеба, что заполнял селенье, мог голову вскружить.
 
Хотя у всех троих хозяев Хлеба очень сильно отличались друг от друга. По вкусу, по аромату и виду.
 
В двух избах пекли и пшеничные хлеба, и ржаные.
 
Самый «духовитый» — в крайней хате. А какой вкусный!
 
Хозяевам далеко, далеко за девяносто, но оба самостоятельные, бодрые, весёлые и общительные… Многому научить могут и хотят.
— Пшеничный хлеб – для баловства, потеха барская, так, иногда… Здоровый самый, и для работы, на каждый день – хлебушек ржаной, озимый. Да и на праздники – на меду, печатные, ржаные пряники – вкуснее нет! Мы для себя, для праздников особых, значимых, и для таких вот дней, когда «Для Здравы» и соблюдения Традиций, по полоске ржи, пшеницы, ячменя, овса растим. Протираем на меленке из двух камней, что ещё деды наши привезли сюда. Перед тем, как промолоть, их прорастим немного, только чтоб проклюнулся росток, тогда они самую силу набирают. Потом просушим, и в меленку. С молитвой, гимном…
 
— А зачем растить самим, когда колхозы есть, и там вам можно получить зерно любое, как соседи ваши получают?
 
— Там другое. Там машины, даже ругань иногда, что вредит всему, потому что ругань для смерти... а здесь - ДЛЯ ЖИЗНИ – потому и руками, и с молитвой. Хотя и мы муку, зерно берём в колхозе, а наше только добавляем, как основу. Чисто наше, взрощенное зерно – только по особым дням, и «Для Здравы». Их хлеба ты пробовал сам, наши тоже, разницу почувствовал, аль нет?
 
— Действительно вкуснее, ароматней, мягче.
 
Хозяйка мне – Иди сюда, вот каравай, что с прошлой пятницы остался. Накрою я холстом его – садись! Садись, и спорить перестань!
 
Смущаясь уселся, минут так пять сидел…
— Теперь вставай, смотри!
 
— О, чудо! Он опять, как только что спечён! Опять поднялся!
 
— Никакого чуда нет. Здесь даже ПОСЕВ ЗЕРНА необычайно важен! Даже когда его на семя отбираешь, разговариваешь с ним.
 
(Песня – «Спящему Зёрнышку» Записала и спела Татьяна Сорокова. Есть в Моём Мире, в музыке)
 
«Спящему зернышку…»
 
Ясному солнышку,
Спящему зернышку,
Быстрому соколу,
Небу высокому…
Месяцу светлому,
Далью рассветною,
Прошепчу ветром я
Слово заветное…
Дуйте ветры буйные,
Дуйте ветры сильные
Над Землею – Матушкой,
Над травой ковыльною…
Звездною россыпью,
Легкою поступью,
Ножками босыми
По небу, по снегу…
Белыми перьями,
Синими крыльями,
Старым поверьем ли,
Сказкою, былью ли…
Разливайся, реченька,
Разливайся, быстрая,
Пой, сердце нежное,
Пой, сердце чистое.
Ястребом, волком ли…
Бархатом, шелком ли…
Вышито – спорото
Серебро – золото…
В землю ли брошено,
Взрощено – скошено
Спящее зернышко —
Ясное солнышко…
Занимайся, зоренька,
Занимайся, ясная –
Поднимайся, Солнышко,
Поднимайся, красное!
 
– Разговор с зерном и семенами? Хотя и мои родители с семенами, с кустами-яблонями, даже с водой разговаривали…
 
— Правильно. Ведь Сила Слова – в Образах, что за ними стоят. Увидел Образ – почувствовал, куда зерно годится – в муку и в Хлебушек, «Для Здравы» тесто, иль Златые, для Посева Семена. Куда их применить. Когда их вручную сеешь, движением от сердца отдаёшь и Зерну, и Матушке-Землице свою энергию-Любовь. Когда Зарёю Ясной, по росе обходишь Ниву, то чувствуешь её. И знаешь, что дальше делать. Когда Зерно созрело, то урожай серпом ты жнёшь движеньем к сердцу. И Жнёшь, и сеешь с песнями зерно… Готовились и к севу, и к жатве, как к Священным, Великим Праздникам, омывшись, даже специальную, ненадёванную ни разу рубаху стараешься надеть. Весною – в Великой Надежде… Осенью – в Великой Радости за урожай, и уверенности в Будущее…
 
— Сейчас для многих, конечно проще, на первый взгляд. Не все Единство Жизни чувствуют, не все Связь мыслей, действий и вещей воспринимают как Продолжение Жизни, как Взаимодействие Живого. А Образы – Основа чувств и мыслей, как фундамент действий, вообще почти что все забыли.
 
– Образы увидеть нужно только когда с зерном имеешь дело?
 
— Образы – основа любого дела. И вИденью в старину специально обучали. За любым из слов,и даже за буквицей любой видеть Образ. Видеть, чувствовать и понимать, как один Образ «перетекает» в другой, как меняется «картина действий». И чем ярче, чётче, тем лучше и правильнее понимание процесса. Когда учился ты читать, за буквой «А», за буквой «Б» какие Образы стояли?
 
— Ну… разные… Да просто буква «А» и буква «Б», и как они звучат…
 
— Вот послушай и представь: Аз – значит я, что на Земле, Бога Ведаю – значит –Бога знаю, Глаголя – значит понимаю, произвожу, произнося — действую, Добро… И так – все сорок семь буквиц. Медленно, с чувствами произнеси…
 
— Аз Бога Ведаю, Глаголя Добро… ЗДОРОВО! Сразу понятен Смысл!
— А почему «Аз Бога…»? Ведь в учебниках истории пишут – Аз буки веди… Да и буквиц разве сорок семь?
 
— Буквиц до Петра было сорок семь. Теперь о смысле. Смотри, как изменился: Аз – я то есть, буки – страшилка есть такая. Наверняка ей тебя в детстве пугали - вот придёт буки, забодает, забодает… Веди – приведи её сюда… да ещё говоря, творя добро… Ну как, какой Образ и какой Смысл получается?
 
— Действительно, какая то страшилка получилась…
 
— Вот, вот. Ладно, давай действовать, а то не успеем, дел много. Пошли, омоем руки, чело, и начнём.
 
— Вот смотри – из кадки тесто вынимаем. Без боязни, оно уже перестало липнуть, три раза поднималось, созрело в лоно «пещи ра» войти, чтоб там, в Жару родился Хлеб из теста. Так, руками выровняй по кругу караваи все. Теперь вот этим правилом деревянным проведи крест на крест поглубже. Хорошо. Аккуратно в середине двумя ладонями, вот так, вынь тесто, сюда его. А эту ямку заполни пшеничным тестом и выровняй его.
 
– Красиво! Каравай ржаной, а в середине, как солнышко – пшеничный. И это – как лучи.
 
– Молодец, понял. Именно солнышко… Здесь единение мужского и женского начала… Таких Хлебов семь караваев надо. Остальные девять – просто ржаные. Накрест мы всегда их надрезаем. Четыре доски с караваями готовы, пусть постоят пока, а мы пойдём, займёмся пещью… Угли, золу убрали. Жар, что надо, готова «Пещь Ра». Солому разложи ровнее, чуть сбрызни этим квасом. Доски с караваями быстрее задвигай, вот так! Быстро справились… Пойдём, подышим. Хозяйка позовёт, когда хлеба переставить надо. Каждую доску другою стороной в пещь опять направить.
 
— Пора. Надень прихватки-рукавицы… Переставил, теперь из этих мисок глиняных сюда, вот в эти формы вдавливай, впечатывай пряничное тесто.
 
– Красивые рисунки.
 
– Это для печатных пряников. Наверно слышал про такие?
 
— Даже ел. А у Пушкина в «Золотой рыбке» — …заедала пряником печатным…
 
— Слова словами, давай чуть побыстрее – пора Хлеба вытаскивать – созрели! И эти доски сразу в пещь…
 
Вытащил четыре доски, на каждой – четыре красивейших, духмяных каравая пышут жаром… Красота!
Хозяйка каждый сверху обмазала топлёным маслом, покрыла рушниками…
 
– Вот эти семь командиру отнесёшь. Передай с поклоном каждый.
 
– Ого! Они же каждый килограммов шесть-семь. Зачем ему их столько? У него что,свадьба намечается?
 
– В полпуда каждый каравай. А ему столько и не надо. Вам всем на стол, От всех нас, стариков.
 
– За что такой подарок?
 
– Сейчас и не поймёшь. Потом, когда ни будь, а может, и не надо знать… (с поклоном…)
Я тоже поклонился… Удивление в душе…
(Меньше чем через неделю – серьёзная авария… Успели, обошлось без жертв…)
 
– Ну вот, и пряники готовы… Теперь пора тебя «испечь»…


Edit Delete