wallpaper

19July
2015

 "Здравствуй, разлюбезный мой тятенька! Пишет тебе, князю всея Руси, верная дочь твоя Анечка, Анна Ярославна Рюрикович, а ныне французская королева.

И куды ж ты меня,  заслал?
В дырищу вонючую, во Францию, в Париж-городок, будь он неладен!

Ты говорил: французы - умный народ, а они даже печки не знают. Как начнется зима, так давай камин топить. От него копоть на весь дворец, дым на весь зал, а тепла нет ни капельки. Только русскими бобрами да соболями здесь и спасаюсь. Вызвала однажды ихних каменщиков, стала объяснять, что такое печка. Чертила, чертила им чертежи - неймут науку, и все тут. "Мадам, - говорят, - это невозможно". Я отвечаю: "Не поленитесь, поезжайте на Русь, у нас в каждой деревянной избе печка есть, не то что в каменных палатах". А они мне: "Мадам, мы не верим. Чтобы в доме была каморка с огнем, и пожара не было? О, нон-нон!" Я им поклялась. Они говорят: "Вы, рюссы, - варвары, скифы, азиаты, это у вас колдовство такое. Смотрите, мадам, никому, кроме нас, не говорите, а то нас с вами на костре сожгут!"

А едят они, тятенька, знаешь что? Ты не поверишь - лягушек! У нас даже простой народ такое в рот взять постыдится, а у них герцоги с герцогинями едят, да при этом нахваливают. А еще едят котлеты. Возьмут кусок мяса, отлупят его молотком, зажарят и съедят.

У них ложки византийские еще в новость, а вилок венецейских они и не видывали. Я своему супругу королю Генриху однажды взяла да приготовила курник. Он прямо руки облизал. "Анкор! - кричит. - Еще!" Я ему приготовила еще. Он снова как закричит: "Анкор!" Я ему: "Желудок заболит!" Он: "Кес-кё-сэ? - Что это такое?" Я ему растолковала по Клавдию Галену. Он говорит: "Ты чернокнижница! Смотри, никому не скажи, а то папа римский нас на костре сжечь велит".

В другой раз я Генриху говорю: "Давай научу твоих шутов Александрию ставить". Он: "А что это такое?" Я говорю: "История войн Александра Македонского". - "А кто он такой?" Ну, я ему объяснила по Антисфену Младшему. Он мне: "О, нон-нон! Это невероятно! Один человек столько стран завоевать не может!" Тогда я ему книжку показала. Он поморщился брезгливо и говорит: "Я не священник, чтобы столько читать! У нас в Европе ни один король читать не умеет. Смотри, кому не покажи, а то мои герцоги с графами быстро тебя кинжалами заколют!" Вот такая жизнь тут, тятенька.

А еще приезжали к нам сарацины (арабы). Никто, кроме меня, сарацинской молвою не говорит, пришлось королеве переводчицей стать, ажно герцоги с графами зубами скрипели. Да этого-то я не боюсь, мои варяги всегда со мной. За сим кланяюсь тебе прощавательно, будучи верная дочь твоя Анна Ярославна Рюрикович, а по мужу Anna Regina Francorum"

Дочь Ярослава Мудрого основала в Санлисе аббатство Святого Викентия, где можно увидеть ее изображение  - прижизненная скульптура Анны «Это было ее собственное изображение, предназначенное для украшения портала. По мысли художника, она держала в руках подобие храма и как бы препоручала его покровительству Богоматери, восседавшей на троне».

Надпись на постаменте статуи  - "Анна Русская, королева Франции, основала этот собор в 1060 году. Она жила во Франции, но вернулась на землю своих предков", - выбито на камне у ног статуи.


Edit Delete